ПРАГА. ВЕЛИКИЕ ХУХЛИ
Владимир Мачинский живет в Праге. Володя выразил желание тоже получить от нас задание,
но уже сам знал куда именно хочет попасть -  в Большие Хухли - поселение недалеко от Праги,
в котором стоит старинная печь для обжига извести, напоминающая романтический
сказочный замок. После этого последовал феерический диалог,
в котором со страшной скоростью образовывались шизоаналитические и телепатические
связи между известью, алхимией, известиями, тиграми и координатами.
В результате было решено, что Володя посылает нам в течение 26 дней 26 писем «известей»,
на основании которых мы создаем для него путешествие. Извести имеют строгую структуру -
номер извести и соответсвующий алхимический элемент, цитата из существующей мировой
литературы (элемент из обще-культурного, внешнего поля) и описание внутреннего, личного
переживания или сна Володи. Причем повторяющимся образом в личных текстах - было некое
замкнутое пространство, содержимое которого противопоставлено внешнему миру.
Произведение Больше-Хухлевской прогулки состояло из трех кошутовских элементов:
уникального изображения (стеноп-фотографии), найденного на месте предмета, и текста -
описательного и предварительного.
Здесь приводятся 26 «известей».

Vladimir Machinskiy lives in Prague. Vladimir required “Gorod Druha” assignment.  He already knew
where he would like to end up, in Velke Chuchle - a place near Prague. There is an old furnace for
firing lime. Its’ huge structure resembles a dreamy fairy tale castle.
Soon, we engaged in a hilarious dialogue: schizo- analytical and telepathic connections started
happening between lime, alchemy, news, tigers and geography. As a result of these conversation it
was decided that Vladimir will send us 26 letters - “tidings/lime” (both words are homonyms in
Russian) in the span of 26 days.
“Tidings” letters   have distinct structure:  numbers of alchemic elements, citations from world
literature and descriptions of Vladimir’s dreams. So they combine both external and well-known
myths and Vladimir’s internal states of mind.  Based on these specifics we devised an itinerary.
The assignment of Velke Chuchle’s consists of three elements of Koshut’s method. Vladimir was
asked to create a unique image with pinhole camera, to find an object and to write a descriptive text-
all at the location of Bolshie Huhle.


ПИСЬМО-­ПУТЕВОДИТЕЛЬ

Володя!

Нам было очень приятно и интересно получать каждый день от тебя известия. Мы бы
хотели получать их и дальше. А сейчас, исходя из этих 26 известий, мы составили тебе ответ:
Проведя анализ текстов, кроме тех часто упоминаемых слов, которые ты выявил вчера, мы
обнаружили, что главную роль в известях играл Сундук, либо другое какое­то замкнутое
пространство, защищающее ВНУТРЬ от НАРУЖИ.
Как ты сам тонко заметил вначале этого нашего совместного путешествия, известь - это
грань между внутренним и внешним. Однако граница ­ это может быть вовсе не разделение, а
прокладка, соединительная ткань. Как Белый лист бумаги, предназначенный для
изображения или текста.
Находясь с этой стороны экрана, мы долго обсуждали, как аккумулировать все это. И у нас
появилось такое предложение:
Извести и то, что к ним привело - это проекция, потом следует проживание ситуации и 
материализация. Поэтому мы предлагаем тебе собрать Кошутовскую триаду - текст, предмет и
изображение.
До того как ты отправишься в путешествие к Великой Хухле, мы рекомендуем тебе
посмотреть фильм Джармуша «Предел контроля», он заменит параграф в этом письме об
эстетике связей, структурах и сюжете.
Итак, когда соберешься в дорогу к Великой Хухле, возьми с собой:
Фотоаппарат, бумагу и ручку.
Это просто.
Но это не все. Ведь главное это белый лист, так? Так вот: купи фотобумагу, и сооруди
Камеру-­обскуру, из картонной коробки.
Свой путь от дома до Хухли ты можешь документировать. (Возможно эта документация
будет состоять из 26 фотографий? Причем связанных одна с другой? Впрочем ты сам
поймешь как лучше.)
В Хухлях найди один предмет.
Добравшись до места, взойди на холм. Выбери точку и установи камеру­обскуру с
фотобумагой, проделай отверстие.
Жди.
Пока пейзаж отражается на белом листе бумаги, ты можешь написать текст ­ что
происходило по пути, что ты видишь вокруг, как себя чувствуешь, что думаешь.
Возвращайся домой. Упакуй хорошенько не проявленную будущую фотографию. Можно
прямо в коробке. Отправь или привези ее нам, вместе с найденным предметом и текстом.
А всё что пролезет в е­мэйл - шли незамедлительно!
PS: путешествие надо совершить в следующие 26 дней.
                                                                                                                                                          Маша, Андрей
                                                                                                                                                           1 января 2014


Владимир Мачинский
Акция «Известь: текст, предмет, изображение»


1. Сон

Накануне мне приснился сон и я подумал, что пора проводить акцию.

Основное что мне нравилось в известях, то что это были проекции серой и однообразной
жизни и проекциями ярких снов, но при этом они как будто каждый раз создавали разные
реальности. Создавали лабиринт из смыслов и образов, размывали территорию жизни и
территорию искусства, не давали возможности для любого окончательного и сильного
высказывания. Ежедневный опыт становился художественным языком. Проводниками в этом
были конечно вы. Поэтому когда мне приснился Андрей, то я подумал что время настало.
Бывают у меня последнее время сны с каким-то приятным обществом - то-ли богемной толпой
театра то-ли выставки. И там есть это ощущение воодушевления и причастности к чему-то
важному. И вот в этой толпе в моем сне возникает Кузькин, так как он проводник его лицо
покрашено в ярко синий цвет, а в руках он держит макет домика, раскрашенного в синий,
красный и зеленый цвета, скорее напоминающий детские кубики, а не макет.  И мы с ним о
чем-то говорим, но в  какой-то момент он откусывает кусок от домика. Я спрашиваю в ужасе:
«Что ты делаешь?» А он отвечает, что он весь день не ел, а это сыр и показывает мне яркое
желтое нутро такого домика. Конечно это не все пласты этого сна. Есть еще яркая эротически,
любовная линия, о которой я старался не думать, пока потом не столкнулся с этой темой в
дальнейшем в проведении акции. Какой же смысл этой эротической и любовной линии? Это в
каком-то смысле синоним полной жизни и синоним радости, но с другой стороны эта линия
противостоит искусству с его тонкими переливами серого в чувствах, с его
неудовлетворенностью. Основная мысль после написания 26 известей была такая: это
состояние переживания в известях противостоит жизни. Я ничего не делаю, а только
описываю свои переживания. Причем как будто глубже и глубже вязну в тоске и
невозможности изменить что-то в своей жизни.


2.Простая машина

Вы попросили меня соорудить Камеру-обскуру. Такую простую машину, которая фиксирует
проекцию внешнего мира внутрь и символически передает процесс создания письма-извести.
Сначала я расстроился: мне кажется что любое действие которое связано со сложными и
непонятными усилиями (достать коробку, купить фотобумагу, сделать объектив и т.д)
обречены на провал. Меня это пугало прежде всего отсутствием четких размеров и инструкции.
Но я вышел из положения тем, что купил набор для сооружения камеры обскура (я нашел его
в музее кино в Праге). Коробку я нашел сам, а вот фотобумагу, жестянку с маленькой дыркой
объективом, проявитель и закрепитель я купил в наборе. Я аккуратно заклеил все щели в
коробке черным скотчем, проделал дырку и прикрепил с задней стороны картона жестянку с
дыркой. Осталось сделать заслонку загораживающую объектив и тут вернулась эротическая
линия: я случайно взял для заслонки картонку с изображением женской груди (от какой-то
упаковки). Тем самым появилось какое-то новое символическое значение, глаз-объектив
загораживается женской грудью или наоборот именно это дает ему возможность
зафиксировать что-то. 


3. Путь до Хухле.

То что мне нравится в известях, это отношение к реальности как к незавершенной
конструкции. Само действие преобразует реальность и в конце не создается некого
фетишистского объекта искусства, а скорее все просто течет по другому. В этом смысле
коробка Камеры-обскура напоминала мне всю дорогу бомбу, которую можно использовать
только один раз. Мы поехали с Машей из нашего дома, но сначала нам нужно было завести
Федю к Машиной маме. Я очень нервничал от предстоящего и всю ночь перед этим не спал,
думая о том получится ли все. Найду ли я точку для съемки. Получится ли снять, не отвалится
ли лист фотобумаги приклеенный внутри коробки? Я подумал что все получится, когда заметил
что девушка впереди меня в автобусе открыла первую страничку новой книги и глава там
называлась «Hlava, ramena, kolena, palce» (Голова, плечи, колена, пальцы).


4. В Хухлях (от остановки до горы).

Когда мы туда приехали, то волнение почти прошло. Маша стала говорить, что хорошо бы
купить тут дом (тем самым отсылая ко сну), а я стал ей зачем-то говорить, что сейчас нужно
думать не о практичном, а о возвышенном. Маша возразила, что сейчас в ее положении это
совершенно нормально и что нет такого четкого противопоставления. Мы пошли вдоль ручья к
горе над известковой печью (Пакольдовойвапенкой). Все склоны вокруг были покрыты каким-
то бешено вьющимся лесом, но мы уверено шли вперед к холму напоминающему женскую
грудь.













Впереди нас шла парочка с собакой, которая меня немного раздражала и мы чуть-чуть от нее
отстали.
































4. В Хухлях (на горе).

Когда мы подошли близко к горе, за которой была известковая печь мы перешли дорогу и
стали подниматься по тропинке наверх. Эту тропинку я заметил, еще когда изучал план
местности в гугле. Тропинка шла между кустами поросшими лишайниками. Мы заметили как
по мере подъема на гору изменялся климат, воздух становился суше и теплей и мы испытали
что-то вроде эйфории от подъема. Вокруг были видны следы горной породы, слоями
вылезавшей из горы наружу между сухой травы. Камень был странный: темный с белыми
известковыми прожилками и я подумал что это мясо горы. Мы миновали самое скользкое и
грязное место и стали подниматься к вершине, на которой не было кустов а росла только
сухая трава. Солнце то всходило, то заходило за тучи и я стал бояться что оно засветит бумагу
при фотографировании. Не доходя до вершины метров 50 мы подошли к краю горы и увидели
прекрасный вид на известковую печь, на склон покрытый чем-то сыпучим. Там я решил
сделать кадр. Я установил коробку между двумя камней и сделал фотографию, отклеив на
минуту заслонку. И сразу ощутил какой-то полное облегчение. Осталось еще написать текст и
найти предмет. Мы поднялись на самуюверхушку холма. Там стоял маленький геодезический
столбик. Мы стали пить чай из шиповника с чабрецом из термоса.  Потом я стал искать
предмет, но кроме камней на вершине ничего не было. Я не хотел брать камень и чуть
спустился. Мне показалось что в кустах лежит кукла, но это оказалось лишь корка мандарина.
Наконец я нашел пробку от какого-то флакона. Мне кажется это могла быть крышка от краски
или какого-то ядовитого порошка. Крышка была из твердой коричневой пластмассы а на
обратной стороне была цифра 2. Такая крышка вполне могла участвовать в проектах Кузькина.
Довольный я вернулся на вершину и там сел и написал короткий текст.

Это вид снизу от дороги:
































Это вид с места где я фотографировал Камерой-обскура
































Это Маша на вершине:
































Это крышка, которую я нашел:
































Это вид назад на Хухле, с загадочным разрытым местом (я думаю это сделал кабан):


































5. Текст, написанный на горе

Недавно я прочитал про работу, которая называется «Кино касания», в которой художница
навесила на себя коробку с занавесом и ходила так по улице и прохожие могли просунуть руку
в коробку и коснуться женского тела. Так же и я делаю со своей коробкой. Только через нее я
могу коснуться мира вокруг, просунув руку через дырочку в 0,3 мм. И самое главное, что как-то
мне открылось это место идеальное не для остранения, не для игры с реальностью, а для
кино разных жизней. Теперь мне нужно решить делать ли мне тут акцию «Бумажные тигры» с
рулонами бумаги или делать акцию с Камерой обскура, где я буду писать тексты, по поводу
фотографий сделанных на остановках 179 автобуса. Наверное самое важное это не
останавливаться.

































6. Обратная дорога

Мы спустились с горы, посмотрели на печь и пошли назад. Нам встретилось очень странное
объявление, что потерялась носуха. Мы сели на остановке и ждали автобуса. И пока мы ждали
автобуса мы пили чай из шиповника с чабрецом и ели булочки с желтым как масло сыром
чеддер, польского происхождения. А еще когда мы вернулись в город, то встретили человека с
очень красивым желтым чемоданом. Фотография которая получилась, была естественно
негативом. Я ее проявил, отсканировал и перевел в позитив.
maria sumnina: выглядит как будто из ложбинки между гигантскими грудями снято)))
а домики белые висят как смешно
Vladimir machinsky: самое смешное что ты попала в точку
maria sumnina: как?
Vladimir machinsky: я вырезал кусочек картона для задвижки диафрагмы или объектива камеры
и вырезал кусок картона случайно из коробки от лифчика
Маша Сумнина
Владимир Мачинский
Андрей Кузькин