МУЗЕЙ В СЕБЕ / MUSEUM PER-SE


Ознакомившись с музеем и биографией Куинджи, мы обнаружили, что сведения о его жизни дошли в основном в виде интерпретаций - от него не осталось ни писем, ни дневников, ни документов. Поэтому все что мы знаем - это чьи-то воспоминания и догадки. Так же как и обстановка музея-квартиры - интерпретация обстановки того времени, в которой нет оригинальных предметов.
Сама фигура Куинджи - фигура ускользания, кроме того, что мы не знаем достоверно фактов его жизни - даже о годе его рождения есть споры, сами его работы об ускользающей субстанции - о свете. Композиции его картин - центральные, но в центре - всегда пустота, пространство, свет - неосязаемое.
Такая же композиция с пустотой в середине происходит и с его творческой жизнью - на высшей точке успеха он решает перестать выставляться и 30 лет не показывает своих работ. Только по следам краски на большом пальце руки, который продевают в дырку палитры, ученики догадались, что художник продолжает работать и уговорили его показать картины.
Уступив уговорам, Куинджи совершает то, что можно назвыать хэппенингом - собирает учеников в мастерской, чертит перед ними на полу мелом линию и вывозит к ней мольберты скрытые под черной тканью. Сдергивая поочередно покрывала он обнажил результаты своего тайного труда.
Художник существует на сцене и за сценой, в моменты когда он не показывает работы на стенах институций, он все равно остается художником, и именно вне стен галерей и музеев скрываются все тайные механизмы, которые его формируют, воздействуют и создают.
Мы существуем сейчас, и сами сделаем свой подлинный музей-квартиру в музее-квартире Куинджи. Мы покажем то, что обычно скрыто - стены нашей спальни, дневники, эскизы, предметы-инспираторы, личные фотографии и вещи, и т.п. Что из этого достоверно, а что нет - пока что зависит от нас. Все эти вещи будут так или иначе, связанны с тем что мы знаем о Куинджи (они одновоременно и наши и его, как в случае с мольбертами под тканью), а также с тем что мы знаем о музее, а главное с тем что мы знаем о пустоте и ускользании, о памяти и документации.
Вторая линия - линия пейзажа, пейзаж как карта - карта событий, важных для нас мест. Эти квази-карты, карты-картины, мы разместим среди пейзажей учеников на стенах.
Все объекты будут сопровождены экспликациями в стиле, используемом в музее - тексты в рамочках.

АЛЬБОМ
Альбом с открытками-репродукциями.
Самодельная история искусств,
собранная родителями М.Лейкина для
развития сына, поступившего в
художественную школу. 1980 гг.

ИЗОРТА
Объект. Глина, позолота, найденный
объект. 2015г.
Слепки ротовых полостей М. Лейкина
и М.Сумниной, покрытые сусальным
золотом, на фигурной подставке.

СВЕРСТНИКИ
Фотография М.Лейкина и М.Сумниной,
сделанная в то время, когда они были
сверстниками.
Автор В.Хлебникова. 2001 г.

ЧАШКИ
Две чашки из нашей мастерской,
добавленные  к двум чашкам в
экспозиции музея (иллюстрировавшим,
что чета Куинджи жила исключительно
вдвоем)
ГОСТИНАЯ
LIVING ROOM
КАБИНЕТ
STUDY
Производственные узы
Объект. 2015 г.
Гипсовые слепки рук М.Лейкина и
М.Сумниной, соединенные цепью.

СЕКРЕТ №3
Карта прогулки и гипсовая форма
снятая с кирпичей на берегу Финского
залива. Сами кирпичи оставлены на
месте в «витрине». Часть
продолжающегося проекта, который
можно будет увидеть на выставке
МишМаш Протезы и замещения в
ММОМе с 9 февраля 2015 г.

ДНЕВНИКИ
Дневники М.Сумниной за 2001, 2010,
2011, 2012, 2013, 2014, 2015 гг.
Дневник 2002-2004 велся электронно.

ЖЕЛТЫЙ ЧЕМОДАН
Объект. Смешанная техника,
ready-made. 2015
Чемодан 1970 гг., оставленный на
хранение родителями  М.Лейкина при
переезде в Америку в 2000 г. Внутри -
семейные ценности не вывезенные
из России.
СПАЛЬНЯ
BEDROOM
ЧЕТЫРЕ ДНЯ
Видеорегистрация 4 дней 
жизни МишМаш, снятая в
2013 г., как часть
Коллекционного Обмена с 
АМ, НП, ГТ, ИМ и ЕЕ (все
участники обмена снимали
свою жизнь пять дней
подряд, после чего
обменялись SD-картами с
записями).

СПАЛЬНЯ
Фотографии спальни
МишМаш, расположенные
в бывшей спальне Куинджи,
ныне служащей
выставочным залом.
(Спальня - помещение
обычно опускаемое при
классическом подходе к
созданию квартир-музеев.
Мы решили это
компенсировать)
МАСТЕРСКАЯ
STUDIO
ЛИНИЯ КУИНЖИ.  
После выставки 1882 года, А.И.Куинджи навсегда перестал  
выставляться. В 1901 году, ученики, по следу от палитры  на его  
пальце догадались, что он продолжает работать, и уговорили показать  
работы. Показ этот оказался почти перформансом: на полу была  
прочерчена мелом линия, за ней - мольберты скрытые черной тканью.  
Срывая темный покров, Куинджи обнаружил результаты своих тайных  
трудов за прошедшие 19 лет, прежде чем снова их спрятать.
За заграждением три мольберта с подрамниками скрытыми черной
тканью. На них листы с описаниями наших нереализованных проектов.

НАСЛЕДСТВО
Объект. Смешанная техника,
ready-made. 2015
Записки, которые писала себе  
Галина Сумнина, бабушка  
М.Сумниной, пытаясь  
зафиксировать детали  
окружающего мира и реальность,  
уносимые болезнью Альцгеймера.  
Некоторые записи сделаны  
скорописью, курсы которой она  
закончила в 1947 году.
Разбитые балерины,  
доставшиеся в наследство  
М.Сумниной от Г.Сумниной. В  
детстве М.Сумнина страстно  
желала их заполучить или хотя бы  
потрогать, но ей не разрешалось. В  
то время балерины стояли за  
стеклом серванта и были хрупки и  
недоступны, как в музее, а  
Г.Сумнина была нарядной  
бабушкой, кокетливо скрывающей  
свой возраст. Старость и смерть  
уродуют тело. Кто изуродовал  
балерин - осталось неизвестным.  



БАБУШКА ГАЛЯ
Фотография Галины Сумниной. 1940
гг.
СТОЛ
Рабочий стол из мастерской МишМаш.

На столе:
Кристалл неизвестного происхождения, найденный М.Лейкиным в
осенней распутице, во время прогулки с собакой Нанук. Меняет цвет в
зависимости от источника света.
Оранжевая лампа, наследство от бабушки М.Сумниной - Галины
Сумниной.

Под столом:
В подстолье расположен живописный плафон «Небесные путешествия
SuperJew», для обозрения которого необходимо забраться под стол.
Карты
Графика, смешанная техника.
2015

Все леса
Новая деревня
Лосиный остров
Зосимова пустынь
Аникеевка-НАХАБИНО

Квази-пейзажи значимых мест и
событий, в том числе: Моя жизнь
и Увеличение популяции львов в
Лосином острове
КЛЮЧЕВЫЕ КАДРЫ
Объект. 2015
Шкафчик для ключей, из остатков оригинальной обстановки
расформированного завода «Кристалл» в г. Москве. Экспроприирован
11.07.2015.  Содержит 68 ключевых фотографий, в том числе и
обстоятельств его обретения. Также содержит кадры из проекта
Между
ПЛОДЫ
Объекты. 2015  
Наслоения бумажного скотча, использованного МишМаш при работе
над ГеоПсихоИзометрическими экспертизами городов:
Екатеринбург, Москва, Первоуральск, Выкса
БАБУШКА АНЯ
Портрет А.Либерман, прабабушки М.Сумниной, на кухне в г.Мариуполе*.
Семья А. и Е.Либерманов переехала в Мариуполь в 1955 году из г.
Махачкалы. В Махачкале, у родственников, семья жила после войны, так
как вернувшись из эвакуации в Москву, они обнаружили, что их комната
занята.
В 1955 г. пленные немцы выстроили целую улицу в
г. Жданове (Мариуполе). Там давали жилье фронтовикам, а Е.Либерман,
прадед М.Сумниной был военный летчик. В последнем доме на улице
(сначала Киевской, потом Пашковского) они получили просторную 3-
комнатную квартиру и жили там 20 лет, пока парткомитет завода
Азовсталь не потребовал освободить квартиру для специалистов нужных
заводу, и они покорно переехали в маленькую квартиру, бросив мебель и
гигантские цветы. В этой квартире М.Сумнина провела несколько летних
каникул в 1980 гг.
Фото сделано В.Хлебниковой, матерью М.Сумниной в 1998 г.

* А.И.Куинджи родился и провел детство в г. Мариуполе
ТЕКСТЫ ЗДЕСЬ
Выставка в музее-квартире А.И. Куинджи
в рамках фестиваля Современное искусство в традиционном музее

MishMash project at the Museum "Apartment of Arkhip Kuindji"
13th CONTEMPORARY ART IN THE TRADITIONAL MUSEUM Festival
Arkhip Kuindzhi never left any letters, diaries or documents: everything we know about him comes from the memoirs written by his friends and colleagues. His personality slips away from us; we know little of his life for sure. Kuindzhists haven’t even agreed on when the artist was actually born. His memorial apartment offers only an interpretation of the period decor, since no objects owned by the artist’s family have been preserved. Kuindzhi’s works themselves describe a slipping substance of light.

We are creating our own memorial apartment within Kuindzhi’s memorial apartment. We’ll show things that would normally be hidden from the visitor’s view: walls of our bedroom, diaries, sketches, objects that inspire us, personal photos and belongings. Which of these are authentic and which are not still depends on our own choice. All the objects are both ours and his; they are somehow linked to what we know about Kuindzhi and the museum, and especially to what we know about emptiness and slipping away, about memory and documentation of it. The second strand is that of a landscape; landscape being a map of sites and events we find important. These quasi-maps or picture-maps will be displayed among the landscapes painted by Kuindzhi’s pupils. All exhibits of our museum-within-museum will be equipped with proper museum labels.