«Что остаётся от сказки потом,
после того, как её рассказали?»
В. Высоцкий. «Алиса в стране чудес»

Что мы можем предложить переполненному миру форм?
Только форму личной истории автора.
Буквально отлить из гипса.
Что знает зритель в музее о перформансах и акциях?
О ветре, о длине пути, о боли в ногах, об укусах насекомых, о свете сквозь ветки, о прикосновении воды к
коже.
Что мы знаем об античных греческих скульптурах?
Только безрукие гипсовые римские копии. Только тексты, только фотографии и видео - то есть другие
произведения протезируют или замещают оригинал. Текст изменяет со-бытие. Становится
произведением другого человека, например, остраняясь от автора. Проявляет собственный стиль,
подчиняется языку.
Эта коллекция странных предметов - генеалогическое древо наших вольных и невольных событий,
произведений, предрассудков, поэтики, памяти, - всего, что движет МишМаш. Гипсовые копии
документальных вещей, обнаруженных в природе в нужное время и в нужном месте. Теперь они не
просто след. Выйдя из щели между событием и текстом, они становятся отдельным произведением. В
этом зазоре, в этой щели, между текстом и нашим событием, возможно, зритель переживёт своё
собственное.
Про некоторые вещи можно прочесть текст с сюжетом и иногда разговорами и даже картинками. А про
некоторые остаётся только догадываться.
Каталог

"What remains of a fairy tale after it's told?"
Vladimir Vysotsky. "Alice in Wonderland"

What can we offer to the world bursting with forms?  Merely the form of a personal history, only a plaster cast.
What does a museum goer know about performances or actions? What does he or she know about the wind, the
length of the path, the leg pain, insect bites, about  light that goes through branches or how the water touches the skin?
What do we know about ancient Greek sculptures? Just limbless Roman plaster casts.
There are only texts, photographs and video- prosthetic works that replace the original events. Text changes events.
Text becomes a creation of another person by alienating itself from the author. It develops its own style and
succumbs to language.
This collection of strange objects is the family tree of our voluntary and involuntary events, works, predispositions,
poetics and memory- everything that affects MishMash. Plaster copies of the objects found in nature, found at the
right time and the right place. In the end, they are not just the traces. They become their own creation by coming
through the gap between the event and the text and become their own separate entities. In that gap the observer will be on his own.
There are stories, sometimes conversations, and even pictures to go along with some objects. Others are left bare.
Фотографии
Сергея Румянцева

Photos by S.Roumyancev
ФИЛЬМ ВЛАДИМИРА МАЧИНСКОГО
ЗЕЛЕНЫЕ КАЧЕЛИ
ПРОТЕЗЫ и ЗАМЕЩЕНИЯ / PROSTHESES and SUBSTITUTIONS
Персональная выставка. ММСИ. 2016

(параллельный проект с "Правом на жизнь" Андрея Кузькина.
Обе выставки имели сюжетные пересечения,
а также были объединены фильмом В.Мачинского.
Куратор Н.Тамручи)

Personal exhibition. MMOMA. 2016

(A parallel project with the "Right to life"  by Andrey Kuzkin.
Both exhibitions have a plot relations, and connected
via the film by V.Machinsky. Curator N.Tamruchi)