Некоторое время назад мы жили
в Нью-Йорке. Там пришлось привыкать к новым масштабам
и условиям жизни. Иногда это давалось нелегко. Вот что тогда произошло, цитата из письма Маши:

Несколько месяцев назад я переехала в Нью-Йорк. Вдруг, все вокруг стало пугать меня - улицы, метро, люди. Только одна мысль о
том, чтобы выйти на улицу, делала меня больной. Масштаб этого города так отличался от того, к которому я привыкла.

Пришлось принимать меры:

Так я начала посещать психотерапевта. Мы говорили
о семье, профессии, друзьях, Америке, улицах, метро и зданиях. Оказалось, что у меня "панические атаки". Лечатся лекарствами. Психотерапевт дала мне телефон ее знакомого психиатра.
На следующий день Миша повел меня в маленькую клинику на Кони-Айленде, возле Луна-парка. Улыбчивый доктор (в костюме,
а не в белом халате) был очень дружелюбен и дал мне баночку таблеток. Я приняла одну сразу же. Через две недели я начала уменьшаться, до тех пор, пока не уменьшилась достаточно для того, чтобы мои проблемы были практически решены. Мне не нужно ездить на метро или ходить на работу. Мне не нужно много еды.
Я совершаю множество открытий: перемена масштабов открывает глаза на многие вещи! Вообще не очень-то легко напечатать весь этот текст. Знаете, чтобы напечатать, например, мое имя - Маша - я должна сесть на шпагат, а потом сделать два гигантских прыжка по клавиатуре. Так что здесь просто фотографии из моей жизни.    
Маша Сумнина.

Спустя несколько лет, мы вернулись домой, где можно быть такого размера, какого захочется.
Миша Лейкин.

Музей-квартира состоит из двух частей: квартиры, созданной из уникальных подлинных предметов обстановки и убранства, и документальной фотоэкспозиции, рассказывающей о жизни и творчестве.
МишМаш

A few years ago we lived in New York for a while. We had to adapt ourselves to a new scale of things and a different way of life. Sometimes it didn’t come easy. What happened next is described in this excerpt from Masha’s letter:

Several months ago I moved to New York. Then suddenly things turned scary - simple things surrounding me, like streets, the subway, or people.  The thought of going outside made me sick, so different was the city’s scale from the one I’d been used to.

Something had to be done:

I started seeing a psychotherapist.
We talked about family, work, friends, about the US, subway, architecture.
It turned out I was suffering from panic attacks.  Normally they can be treated with a medication. My therapist gave me the number of a psychiatrist she knew.
The next day Misha took me to a small clinic on Coney Island, close to the Luna-Park. A friendly doctor greeted me with a ready smile. He wore a suit, not a white coat. He gave me a bottle of pills. I took one right away. Two weeks later I started shrinking and kept at it until I got small enough to have my problems mostly solved.
Oh well, I don’t need to take the subway or go to work. I don’t need much food.  And, best of all, I keep making discoveries: a change of scale is an eye-opener.
You know, actually getting all this text typed up has been no easy task.
To type my own name - Masha -
I have to do a center split and then make two giant leaps across the keyboard. That’s why I prefer to offer you photos.
Masha Sumnina.

A few years later we came home. Here we can be any size we want.
Misha Leikin.

Our memorial apartment has two parts: 1) the apartment proper, made up of the original unique decorations and furnishings, and 2) the documentary photo exposition telling the story of our life and work.
MishMash


Автобиографическая микро-инсталляция. 2002

An autobiographical micro-installation.
2002
ШРИНК / SHRINK