ЛИНИЯ КУИНДЖИ

После выставки 1882 года, А.И.Куинджи навсегда перестал выставляться. В
1901 году, ученики, по следу от палитры  на его пальце догадались, что он
продолжает работать, и уговорили показать работы. Показ этот оказался
почти перформансом: на полу была прочерчена мелом линия, за ней -
мольберты скрытые черной тканью. Срывая темный покров, Куинджи
обнаружил результаты своих тайных трудов за прошедшие 19 лет, прежде
чем снова их спрятать.

Из книги М.П. Неведомского, «Архип Иванович Куинджи»:
«Архип Иванович, - рассказывает Ясинский, - повернул и придвинул к
известной черте на паркете огромный мольберт, прикоснулся к черному
коленкору, который заволновался и упал наземь, и мы увидели пригорок,
покрытый густой растительностью, и на малороссийских хатках,
прячущихся в зелени, заиграло живое, но созданное самим Архипом
Ивановичем, солнце. Небеса, которые мы увидели, уже начинали
погасать. Это были кроткие, райские, лилово-розовые небеса,
пронизанные последними лучами умирающего светила. Еще ничего
подобного никогда не создавало искусство. Безукоризненный огненно-
розовый свет освещал белые стены хат, а теневые стороны их были
погружены в голубой сумрак. Голубая тень легла от дерева на
освещенную стену…
Взмах руки Архипа Ивановича - и коленкор закрыл чудную картину,
странно вспыхнувшую и на мгновение загоревшуюся странной жизнью в
этот зимний петербургский день; мольберт отошел в глубину комнаты,
повернулся и опять, покорный руке художника, приблизился к нам, дойдя
до волшебной черты, проведенной на полу.
- Это что за координата такая? - спросил Дмитрий Иванович.



ВЫСТАВКА  ДРУГОГО
ХУДОЖНИКА
Сон

Сегодня снилась персональная выставка А.К. Она проходила в кинозале
вещевого рынка. Там было много всего, в том числе:
Инсталляция из ряда полированных буфетов 1970 гг, таких, где снизу
дверцы, а сверху полки за стеклами. Они одинаковые и стоят рядами,
напоминая одновременно музей и архитектуру панельного района, из-за
повторов. 
На полках лежали чугунные футбольные мячи и что-то вроде кубков -
предметы относящиеся к динамичности, которые должны вроде как не
подходить к мещанскому уюту буфетов (буфет как красный угол в доме - он
один и там самое ценное), если приглядеться видно что в следующем
буфете стоит тоже самое, но слегка потерявшее форму, и так пока не
превращается просто в осколки и мусор.
Другой шкаф тоже со стеклянными дверцами - откроешь одну и
оказывается что эта дверца раскрывается бесконечно как ширма, в стеклах
зажаты рисуночки и записочки, но попасть внутрь шкафа нельзя - дверцы
бесконечно тянут одна другую.
Еще стоял ряд (отряд) грубо сделанных мольбертов, тоже
напоминающих архитектуру, только в ее начале - типа опалубки, остова, на
них стояли разные картинки, в том числе портреты людей - тех, что А.К.
снимал в трамвае - но почти абстрактные: слои масляной краски содранные
так, что получается портрет.

М.Сумнина
2010 г.



NEVER NEVER NEVER NEVER NEVER NEVER AGAIN
Нереализованный проект.

Бескрайний космос доступен человеку только пока он находится в крайне
стесненных условиях - внутри корабля, стыковочного шлюза, скафандра.
Осознать бесконечность почти так же невозможно, как решить апории
Зенона.
Описание проекта:
Пространство, состоящее из пустых комнат, тамбуров-ячеек,
соединенных между собой во всех направлениях дверьми с номерами
комнат. Тамбуры такого размера, что в них одновременно может
поместиться 1-2 человека, таким образом, посетители могут оказаться
наедине с собой на протяжении всего пути через структуру, но могут и
столкнуться лицом к лицу с незнакомцем.
Тамбуры выкрашены растяжкой от одного края к другому градиентом от
белого к черному. За счет количества ячеек переходы оттенков серого
должны быть почти незаметны.
Вся структура - прямая противоположность лабиринту - имеет
максимально возможное количество входов, выходов и внутренних связей.
Инсталляция должна находиться в среднем зале большой коллективной
выставки, это декомпрессионная камера, дарящая зрителю пустоту,
очищение по дороге от одного произведения к другому.



ПРИБЛИЖЕНИЕ
Нереализованный проект.

На полу, на площади около 2 м2, фарфоровые руины, в которых
считывается градостроительный план и очертания то ли фантастического
индустриального пейзажа, то ли дотов и укрытий, то ли остатки какого-то
безумного чаепития с сервизом на 50 персон. Все разбито.
На стене, недосягаемой для зрителя, если только он не пойдет по
осколкам, висит фотография этого пейзажа до того, как на него обрушилась
уничтожающая сила.
На картинах возрождения, на переднем плане происходят страсти, -
вдали остается безучастным пейзаж. Зритель то ли опоздал и не увидел как
это должно было быть, то ли так и должно быть? В какой момент случается
начало произведения? Почему красота притягивает вандалов? Результат
вандализма может быть принят за произведение? Если мы знаем как было
до? А если нет?

Сьюзан Зонтаг. «Любовница вулкана»: … в Британский музей вошел
молодой человек ... Он направился прямиком в зал, где в застекленной
витрине стоял один из самых ценных и знаменитых экспонатов -
портлендская ваза. Юноша взял в руки вазу и принялся избивать ее до
смерти. … Молодой человек тихо присвистнул и уселся перед кучкой
осколков любоваться делом рук своих. Прибежала охрана…Привычные
объяснения, что даются после истребления бесценного произведения,
являвшегося объектом всеобщего восхищения. Это всегда истории о
навязчивом преследовании. Люди вдруг начинают подвергаться
настойчивому преследованию со стороны необыкновенно прекрасных
зданий, или изображений. Поджечь храм. Стереть вазу в порошок.
Искромсать Венеру. Отбить безупречные пальцы со ступней эфеба. А
потом впасть в ступор, в бездну стыда, во враждебную неподвижность:
отныне преступник опасен только для самого себя. Рецидив невозможен.
Подобная связь с произведением искусства - навязчивая идея
уничтожить его - моногамна.